Главная >> Медицинские статьи >> Наркология

А ты против наркоты? Обратный билет

Однако суммы за лечение называются астрономические. Доводы железные: на наркотики деньги нашлись, а на врачей – нет? Как же так? А так. Ибо деньги на наркотики нашлись у полоумного или заевшегося чада, а расплачиваться с врачами будут его обезумевшие от горя близкие. Поскольку чаду к тому времени уже все равно.
Где взять несколько тысяч долларов на лечение, особенно если их нет? Да нигде. Значит, напрашивается вывод: надо идти другим путем. И еще просится на язык вопрос – избавляют ли от наркозависимости в государственных лечебных заведениях, или это разговоры в пользу бедных?
Собеседник Елены Рулевой – врач «государственной системы», психиатр высшей категории, заведующий отделением 17 клинической наркологической больницы Петр Сергеевич Балашов.
Наркотизм угрожает России как государству

Петр Сергеевич, как давно вы занимаетесь данной проблемой?
Всю жизнь. Вернее, всю профессиональную жизнь, с 1982 года. Когда в 1985 в Москве открылось первое отделение для подростков-наркоманов (где мы сейчас с вами находимся), я стал заниматься подростками-наркоманами. Тогда и полетели «первые ласточки».

А что сейчас?
Я согласен с оценкой, прозвучавшей из уст Патриарха Алексия II: наркотизм угрожает России как государству, наркомания – национальная угроза.

С чем это связано?
Была одно время теория: в обществе есть люди, которые неизбежно станут наркоманами или алкоголиками. Определенный процент – и никуда от этого не денешься. Но все гораздо сложнее. Химическая зависимость – штука интересная и коварная. Например, алкоголизм и наркозависимость отличаются друг от друга, вопреки расхожему мнению, что мол, один черт. Каждый любознательный человек хотя бы раз в жизни задавал себе вопрос: почему одни пьют всю жизнь и не спиваются, а другие – раз-два и готово?

Действительно, почему?
Попытаюсь ответить. Алкоголиков среди мужчин европейской расы 10-15 %. Но возьмем так называемые винодельческие народы – например, французы, итальянцы, грузины, там процент ниже – пьют, но не спиваются. Это обусловлено традицией, генами, экологическими условиями и т. д. А вот народы, у которых виноделие появилось сравнительно недавно, выглядят иначе. Возьмем наших татар. Спиваются! Потому что не привыкли. А наркомания... Здесь, мне кажется, не только гены определяют поведение. Вероятно, влияет социально-психологический катаклизм. До 1992 года все мои взрослые пациенты были алкоголиками. Поголовно! Токсикоманов с клеями и таблетками было очень мало. В 1992, как по часам, произошел переход к наркотикам.

Почему именно в 1992?
Открылись границы, в страну хлынул поток товаров на любой вкус. И было зафиксировано появление наркотиков как таковых. To есть, тех веществ, которые так называются юридически (есть наркотики биологические, это совсем другое). Теперь среди моих пациентов алкоголиков нет. Зеркальное отображение ситуации. До «великого капиталистического строительства» было 2 % наркоманов, остальные – алкоголики. Теперь – 2 % алкоголиков, остальные – наркоманы.

Неужели алкоголиков стало меньше - народ перестал пить?
Не беспокойтесь. Народ как пил, так и пьет, просто проявление этого гена задавлено массовой наркотизацией.
Но ведь пить проще. Зачем огород городить?
Может показаться, ответ лежит на поверхности, но все сложнее. Произошла смена социально-экономической формации. Она поменяла все. В том числе и личностные ориентиры. Появились другие модели поведения, другие оценки событий и поступков. Ярко это отразилось на подростках – они, как лакмусовая бумажка, показали на перемену в обществе. Теперь у нас востребован другой тип личности. И то, что произошло, должно было произойти.
Наркомания – ответ на хаос?
Конечно! То общество, в котором мы сейчас живем, требует иных качеств. Увы, наркотизация – одно из таких качеств. Никто не мог этого ожидать. То есть, умные люди, конечно, предсказывали нечто подобное, но даже и они не могли представить таких масштабов и такой скорости распространения «нового».
Всей птичке пропасть, раз увяз коготок

Какие свойства «новой» личности влекут к наркотикам?
Поиск чувственного, сиюминутного удовольствия. Причем, любой ценой. Этот гедонизм лежит в основе новой социально-экономической модели, которую мы пытаемся утвердить. Мы хотим построить общество потребления на американский манер. Потребления благ, услуг и товаров. В основе лежит идея комфорта. Весь научно-технический прогресс направлен только на это. А кто этого комфорта достигает – вопрос тринадцатый...

Американцы, по чьему образу и подобию мы сейчас пытаемся слепить себя, всю энергию направляют не на любовь к ближним, а на любовь к себе. Но ведь там здоровье – первая ценность в иерархии ценностей...
Но у нас к этому примешивается особый менталитет, десятилетиями выработанный рефлекс ничего не делать. Так что нетрудно догадаться, какие удовольствия может выбрать для себя наш человек в обществе потребления. Личность зрелая будет развивать духовную сферу, собирать книги, картины, расти «вверх». Личность простейшая, «амебная», будет искать удовольствий иных. Здесь будет наблюдаться (и наблюдается уже) скоротечная механизация и предельное упрощение личности. Что, собственно, и есть наркотизация. Достижение удовольствия простыми и доступными средствами выхолащивает из человека любые качества, мысли, навыки.

Неужели наркоманами становятся только малоинтеллектуальные, узколобые типы? Среди ваших пациентов встречался хоть один человек, который, по вашему мнению, не должен был попасть в подобное положение?
Прежде чем ответить на этот вопрос, должен сказать о свойствах веществ, которые мы именуем наркотиками. Их список постоянно пополняется, однако все эти вещества делают три одинаковых дела. Первое, вызывают зависимость, физическую и психическую. Второе, и главное, вызывают эйфорию. Третье, все они без исключения – яды. Конечно, существуют наркотики сильные и слабые (разумеется, относительно слабые). Слабый наркотик – марихуана. Или простой табак – как посмотреть... Сильные наркотики – героин и кокаин. Наркотики вызывают привыкание. Зависимость возникает по-разному. Привыкание, вероятней всего, провоцируется эйфорией. 70 % взрослых людей, которые ощутили эйфорию от героина, стали больными. И это не зависит от личных качеств. Вот я, врач-нарколог, знаю пагубность наркотиков, а начну колоться – и стану наркоманом. Так вот, неразумный подросток, который не знает всей тяжести, скорости и неумолимости этого механизма, думает: раз попробую и больше не буду. Ну, раз попробовал, два. Покуда не понял, что это такое. Когда он это понял, он понял эйфорию! А это означает – он становится зависимым. Всей птичке пропасть, раз увяз коготок.

Куда бежать со своей бедой?
Частные наркологи, возможно, неплохо делают свое дело, но цены у них... Что делать людям, которые не могут себе позволить обратиться к такому наркологу?

Вы затронули актуальную этическую тему. Пожалуй, ее можно свести к вопросу: наркоман – больной или клиент? При всей схожести этих терминов, разница между ними огромна. Клиента надо обслужить, больного – лечить. Больше я ничего не могу добавить. Вдумайтесь в то, что я сказал.

А что думать, все понятно... Однако вопрос остается: куда бежать со своей бедой, если нет денег?
Существует государственное бесплатное лечение.

И не нужно «прикупать» недостающие лекарства?
Не хочу показаться благостным, но у моих пациентов есть все за государственный счет. Или вы имеете в виду взятки? Тут, конечно, поручиться нельзя. Например, врач начнет «строить глазки» – мол, можно и капельницу поставить... Такие случаи могут быть. И охранники могут деньги вымогать... Но это крайности, от которых никто не застрахован. Государственные службы бесплатны. При случае не теряйтесь и боритесь за свои права.

Люди могут идти с пустым карманом?
Верно. Правда, если вы коренной житель того города, где находится эта служба.

А что делать иногородним?
Они тоже могут лечиться у нас, но за деньги. У нас есть «добровольное медицинское страхование», т. е. платные услуги, где вам разве что птичьего молока не предложат. Любой может заключить с больницей договор и получить все необходимые исследования и помощь.

Получится дешевле, чем в частной клинике?
Трудно судить, здесь нужны специальные маркетинговые исследования. Ведь стоимость лечения часто определяется индивидуально, да и расценки на лекарства могут быть разными.

Как лечат в государственном учреждении?
Все определяется государственным стандартом. Сначала производится детоксикация организма – это время отмены наркотика, когда человек остро страдает от отсутствия наркотического вещества (на жаргоне – «ломка»). Состояние смертельно опасное, человек может умереть, но не от самой ломки, как в большинстве случаев полагают, а от своего поведения. Происходит острое нарушение психики, вплоть до самоубийства. Поэтому требуется особый контроль, интенсивное применение психотропных средств.
Этот период длится десять-пятнадцать дней. Затем подавляется влечение к наркотикам и корректируется психическое состояние. В этом периоде самочувствие больного резко меняется – и ухудшается, и улучшается.

Кто работает с пациентами на этой стадии?
Психиатры. Вообще, по государственному стандарту, базовая профессия нарколога – психиатрия. Конечно, на нарколога может переучиться и любой врач. Поэтому мы имеем сегодня – множество «школ» и направлений в лечении наркомании. Кто в лес, кто по дрова. Наркологом по праву может называться только психиатр. Есть и третий этап – реабилитация наркозависимого.
Е.Р.: Частные наркологи делают упор именно на это – мол, из государственной больницы человека выписывают, только немного подлатав, и он попадает в прежнюю жизнь, где ничего не изменилось, и опять срывается. А частный нарколог может вести своего пациента, страховать его...
Да, это серьезный аргумент. К тому же реабилитация частным наркологам разрешена законом – она не предполагает назначения психотропных средств. Но мы тоже вкладываем свою лепту в реабилитацию – готовим больных к этому периоду.

Каким образом?
Я говорил, что мы располагаем огромным арсеналом психотропных средств. Если классификация врача позволяет, он при помощи психотропных средств может добиться изменения психических свойств пациента, т. е. смоделировать заданные качества психики. Мы выбираем на этом этапе препараты, которые были бы совместимы с дальнейшей реабилитацией (есть такие, которые категорически несовместимы, например нейролептики). Каждому больному очень гибко назначаются лекарства. В итоге пациент уходит от нас практически здоровым. С нормальными функциями основных органов и систем. Понятно, что хронический гепатит мы, конечно, не вылечим, но введем в стадию компенсации. Наша работа касается в основном психической сферы. У человека не будет грубых расстройств, которые могли бы спровоцировать возврат к наркотикам. Будут нормальный сон, хорошее самочувствие, оптимистическое отношение к будущему. А в дальнейшем контролировать его будут амбулаторно диспансеры. Правда, каждый врач говорит своим пациентам, что дальше делать и чего не делать.
Подробнее о диспансерах

Нельзя ли поподробнее о системе диспансеров?
Государственная служба имеет несколько подразделений. Стационарная форма – больницы. Специализированных две – наша и еще девятнадцатая. Эти больницы создавались при крупных предприятиях – девятнадцатая наркология при АЗЛК, а наша, семнадцатая – при ЗИЛе. Вообще, отечественная наркология создавалась как уродливое продолжение советского экономического порядка, где был необходим рабский труд. Ходила такая поговорка: армия, тюрьма, а на завершающем этапе – наркологический диспансер. Долечивали лопатой, так называемой «трудотерапией». Сейчас этого нет, и государственная больница – полноценное лечебное учреждение. Есть еще амбулаторная форма – диспансеры по месту жительства. Родители, которые знают или догадываются, что их ребенок наркоман, прежде всего должны обратиться в диспансер, в подростковый кабинет. Там поставят первичный диагноз, и, если необходимо, выпишут путевку и направят в стационар. Если наркомания не приняла катастрофические формы, будут лечить амбулаторно. В стационар больные поступают с анализами на СПИД и гепатит. Хотя последнее, скорее, формальность: 90 % наркоманов сейчас больны гепатитом, около 30 % (цифра неуклонно растет) – ВИЧ-инфицированы. К нам поступают на лечение мальчики в возрасте от 15 до 18 лет.
Именно мальчики?
 Женщины лежат отдельно, мы не смешиваем разнополых больных. У нас строгая изоляция. Человек в таком состоянии плохо контролирует себя.

 Как часто к вам попадают бывшие пациенты?
 Бывает. При данной химической зависимости возможны рецидивы. В авиации есть термин – точка возврата. Пройдя ее, человек не может вернуться назад. Я могу вылечить человека физически. Но не гарантирую, что не будет срыва. Дело в том, что я могу вернуть наркомана в критическую точку, развилку, с которой он начинал, а вот дальше необходима грамотная правильная реабилитация, которая может сделать больше, чем все суперновые лекарства, вместе взятые. Только она может увести наркомана в нормальное состояние. А вот такую реабилитацию мы обеспечить не можем. Тут частным наркологам карты в руки.

Сколько обычно лежат у вас больные?
В застойные годы был тариф – чем больше, тем лучше. До 180 дней доходило. Сейчас жестких рамок нет – инициатива принадлежит врачу. Минимум для наркомана – 3 недели. Для алкоголика – 28 дней.

Почему у многих предубеждение против наркодиспансеров?
Потому что государственная система диспансеров формализована. Да и наркотиками для человека могут стать вещества неожиданные. Например, в американских классификациях фигурируют анаболики – вещества, которые принимают спортсмены для наращивания мышечной массы. Сейчас их запретили, хотя, строго говоря, это не наркотики. Самое страшное и опасное, что не только химические вещества обладают этими свойствами, но и некоторые виды деятельности.
Кстати, в Америке наркологами именуют врачей, которые лечат опийную зависимость. У нас несовпадение с американцами даже в терминологии. Мы – наркологи, а они – аддиктионологи. Они лечат любую форму зависимого поведения – занимаются патологией влечений. Думаю, что и нашу профессию правильнее было бы назвать «лечение химической зависимости и патологий влечений». Ибо любая форма зависимого поведения человека – это наркомания.
Возьмем американскую классификацию. Картежная игра – форма зависимости. Человек охвачен безумием, проигрывает последние штаны – это наркотик. Или переедание. Люди не хотят есть, но едят и едят. Есть сексуальная зависимость. Или возьмите альпинизм. Что тут ужасного, зависимого? Но люди гибнут в горах и все равно карабкаются... Они больны, не могут жить «внизу». А ведь это не болезнь. Это психически здоровые люди (во всяком случае в наркодиспансер такие не пойдут). Есть и другие формы поведения, в результате чего человек получает кайф. Мозг в таких ситуациях вырабатывает вещества, подобные наркотикам (эндогенные опиаты, эндорфины – у них много названий). Люди воевали в Афганистане, в Чечне, в Великую Отечественную... Они вернулись домой, о чем мечтали, а жить спокойно не могут. Им не хватает риска, кайфа, наркотика войны, к которому они привыкли...
Мне кажется, я нарисовал достоверную картину лечения в государственном учреждении. Там от химической зависимости вылечат. А вот душой заниматься еще не в состоянии. Такова система. Но человеку даны мозги, чтобы брать для души все лучшее, и отбросить ненужное.
-------------------------------------------------------------------
Лечебные учреждения, где оказывается бесплатная медицинская наркологическая помощь
Москва

Клиническая наркологическая больница № 17
113149, Москва, Болотниковская ул., 16
(095) 317-2069

Городская наркологическая больница № 19
109390, Москва, Люблинская ул., 37/1
(095) 178-2759

Наркологический диспансер № 1 – центр медико-социальной реабилитации наркологических больных
109280, 2-й Автозаводской пр., 4/5
(095) 275-2446

Наркологический диспансер № 2
107066, ул. Ольховская, 17/19
(095) 261-9909

Наркологический диспансер № 3
123103, просп. Маршала Жукова, 64, к. 2
(095) 947-7650

Наркологический диспансер № 4
127018, Сущевский Вал, 41/45
(095) 289-4445

Наркологический диспансер № 5
121096, ул. Барклая, 5, стр.6
(095) 145-0011

Наркологический диспансер № 5 (филиал)
121108, Кастанаевская ул., 26
(095) 144-1782

Наркологический диспансер № 6
109462, ул. Маршала Чуйкова, 24
(095) 178-3194

Наркологический диспансер № 7
123362, ул. Мещерякова, 4
(095) 491-6682

Наркологический диспансер № 8
105187, Щербаковская ул., 57/20
(095) 166-9866

Наркологический диспансер № 9
109017, Щетининский пер., 4
(095) 951-8387

Наркологический диспансер № 10
103489, г. Зеленоград, Медицинский комплекс
(095) 536-4762

Наркологический диспансер № 11
125130, ул. Приорова, 36
(095) 450-1081

Наркологический диспансер № 12
117449, ул. Шверника, 10 а
(095) 126-2501, факс: 310-7076
http://www.nan.ru
e-mail:poliak@got.mmtel.ru

Наркологический диспансер № 13
129327, ул. Менжинского, 11, к. 1
(095) 471-0722

Наркологический диспансер № 14
119021, ул. Остоженка, 53 а
(095) 245-0385

Московская область

Московский областной наркологический диспансер
107082, Москва, Б. Почтовая ул., 40
(095) 265-2026

Видновский наркологический диспансер
142700, г. Видное, ул. Школьная, 40 а
(095) 541-1210

Психонаркологическое диспансерное отделение Красногорской муниципальной больницы
143407, г. Красногорск, ул. Речная, 18
(095) 564-5381

Одинцовский районный наркологический диспансер
143000, г. Одинцово, Можайское шоссе, 55
(095) 593-1405

Психонаркологическое диспансерное отделение Солнечногорской центральной районной больницы
141500, г. Солнечногорск, ул. Красная, 180
(095) 994-0485

Химкинский районный наркологический диспансер
141431, Московская обл., Химкинский р-н, пос. Новоподрезково, ул. Школьная, 3
(095) 574-3611


Источник: журнал "Качество жизни. Профилактика." № 2 март-апрель 2002

www.profilaktika.ru
11.02.2006


Смотрите также:
Биэнергетическая цифровая рентгенография,   Возбудители острых респираторных вирусных инфекций человека,   Абактал (пефлоксацин) в лечении больных хроническим бактериальным простатитом,   Старые сказки о главном...,   Йод и интеллектуальное развитие ребенка
Интересные факты:
Синдром хронической усталости у детей
Julian M Stewart, MD, PhD, и соавт. Усталость - один из наиболее частых симптомов в клинической медицине. Выделяют психический и физический аспекты усталости. Часто усталость бывает непостоянной, но иногда приобретает хронический характер и связана с психическими расстройствами.
Осенне-кашлевое время
При воспалении бронхиального дерева секреция слизи увеличивается, она, как правило, становится более тягучей, вязкой. И процесс откашливания затрудняется. В этом случае необходимы препараты, способствующие отхождению мокроты, или как их ещё называют отхаркивающие препараты.
Кому вредны лекарственные растения
К сожалению, даже в специализированной литературе (не говоря уже о дружеских советах) редко упоминается такой фактор как индивидуальная непереносимость.
Диагностика и терапия плацентарной недостаточности
Профессор В.Н. Серов Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, Москва
Остеопороз как медицинская и социальная проблема пожилых людей
И. А. Скрипникова Кандидат медицинских наук, ГНИЦ профилактической медицины МЗ РФ, Москва Продолжительность жизни в индустриально развитых странах неуклонно возрастает. Такие же тенденции, хотя и в меньшей степени, наблюдаются в странах третьего мира. Устойчивый рост средней продолжительности жизни, наблюдаемый по крайней мере в течение последних 30 лет, окажет в дальнейшем огромное

 


© 2005-2017 www.medband.ru, написать письмо
А ты против наркоты? Обратный билет
Медицина от А до Я. Заболевания. Симптомы.
Rambler's Top100