Главная >> Медицинские статьи >> Психиатрия

'Зеркальная спираль'

АНО "Институт Поведения"
В юности мы торопим время, чтобы скорее стать старше. Желаем окунуться во взрослую жизнь и обрести свободу действий, уходя из-под контроля родителей. Мы никогда не задумываемся о том, что томительное ожидание этой самой взрослости отнимает у нас возможность радоваться настоящему. Мы выстраиваем свои ожидания из тех образов, которыми были окружены с детства. Если мать во время выяснения отношений с отцом не может сдержать упреков, мы запоминаем, как обижался отец, и переносим его переживания на себя. В следующий раз, когда похожие упреки уже раздаются в наш адрес, начинаем воспроизводить ту же самую модель поведения отца во время обиды, окрашивая свою реакцию индивидуальными проявлениями характера. Тем самым, в нас формируются привычки реагировать на неприятные ситуации уже готовым сценарием. Мы начинаем замыкаться и держать обиду в себе или же наоборот, взрываться гневом на несправедливые слова, если в схожей ситуации отец вел себя именно так.

Подтверждением этому было мое удивление, когда моя старшая сестра, ей в ту пору был двадцать один год, а мне шел шестнадцатый, кричала на свою полуторагодовалую дочку мамиными словами, выдавая дословно те самые тирады, которыми мама когда-то призывала нас к порядку. Маленькими мы были достаточно шустрыми и доставляли немало хлопот. Мама пресекала нашу активность высокохудожественными выражениями, в которых образы были настолько зримыми, что соответствовать им совершенно не хотелось. Сестра с удивительной точностью, в определенной последовательности перечислила все мамины эпитеты и предполагаемые кары, которые затем последуют, если дочка не изменит свое поведение. А маленькая девочка, копируя деда, супила брови и складывала губки в скорбную скобку, упрямо продолжала проказничать. Мне было очень странно вслушиваться в те же самые слова, которые когда-то говорила нам мама, они не вязались в моем представлении с образом сестры, которая в своем детстве была сама очень боевой и настырной. Тогда она в воспитательном порыве копировала нашу маму и была в этом настолько убедительна, что папа постоянно повторял «Вся в мать, вся в мать».

Характеры и поступки матери и отца, сестры и бабушек, это самые близкие и воспринимаемые мною образы, на которых строилось познание и первый жизненный опыт. Была еще и школа, подружки и их семьи, со своими семейными традициями. Окруженная большим количеством книг, которых всегда в достатке было в доме, я очень рано пристрастилась погружаться в прекрасный и насыщенный мир литературных героев, дополняя в своем восприятии недостаток жизненного опыта книжной мудростью. Это было очень интересно и захватывающе. Действительная жизнь вызывала во мне потребность искать и находить те романтические образы в книгах, которых мне не доставало в реальности. Наученная родителями ходить и разговаривать, понимать и реагировать, затем обученная в школе правильно писать, читать и считать, я пополняла свой внутренний мир не только духовными ценностями, но и создавала для себя иллюзию другой жизни. Моя чувствительная натура нуждалась в проявления нежности, и я несмотря на родительские запреты заводила животных или птиц. Требования родителей соответствовать определенным представлениям, какая должна расти дочка, были очень категоричными, жесткими и иногда загоняли меня в тупик. Выполняя их требования и следуя их воспитанию, я продолжала замещать свои потребности в понимании и принятии  моей индивидуальности разными творческими увлечениями, стараясь получить признание близких. Во мне сидел такой дух противоречия, что я не хочу быть такой как все, а это особенно не устраивало мою маму, что многие черты моего характера сформировались не благодаря, а вопреки домашнему воспитанию. Я очень торопилась повзрослеть, обрести способность оставаться собой, поэтому очень многие воспоминания моего детства сохранили в себе не безмятежность, а переживания и отстаивание себя.

Не мудрено, что из-под родительской опеки я выпорхнула замуж очень рано, едва мне исполнилось восемнадцать. Уходя в самостоятельный полет, я постаралась выстраивать так взаимоотношения в своей молодой семье, чтобы не возникало споров и недопонимания. Тем более что супруг был меня намного старше, обладал жизненным опытом. Вобрав в себя лучшие черты родителей, я всегда могла самостоятельно принять решение в любой ситуации и находила выход из сложных проблем, которые случались в моей жизни. Другое дело, что сильные эмоциональные потрясения, которые я при этом испытывала, вызывали страдание и нередко заканчивались болезнями или часто повторяющимися мелкими травмами.

Время понеслось стремительно после тридцати пяти лет, когда уже не успевала встретить начало недели, как наступали выходные. И в этом беге времени было не так легко, как в юности восстанавливаться от новых стрессов и переживаний. Несмотря на то, что мне было некогда погружаться в депрессию, работа требовала ежедневного многочасового внимания и самоотдачи, я стойко принимала удары судьбы, расплачиваясь за это здоровьем. Те резервы, которые еще оставались во мне удерживали меня от сваливания в минорное состояние. Но уже ближе к сорока годам, когда все мои устремления выстроить новую жизнь и быть счастливой, не оправдывались, я все чаще стала болеть и чувствовать себя угнетенной, подавленной. Напряжение росло, захватывая в свои цепкие лапы, меня не отпускало тревожное ожидание неприятных перемен. Они наступали, словно по заказу, я менялась внешне, набирала вес, теряла интерес к жизни, утрачивала свой оптимизм, замыкалась на своих ощущениях и все меньше и реже встречалась с друзьями и знакомыми. Я использовала за это время все имеющиеся в моем распоряжении средства, чтобы вернуться в прежнее комфортное состояние души. Садилась на диеты, сбрасывала вес, затем набирала его вновь. Регулярно ходила в бассейн, плавала по полтора километра за сеанс, но временное облегчение, которое чувствовала после плавания, быстро исчезало. Тягостные думы омрачали мое настроение и не получалось отвлекаться даже на отдыхе.

Все чем я владела в своем представлении о семейной жизни, а у меня к тому времени строилась новые отношения, это был опыт семьи, в которой я росла и моего первого брака, который длился шестнадцать лет. Ожидания, которыми я наделяла своего близкого человека, не сбывались, и мне становилось все трудней принимать несовпадение этих ожиданий с действительностью. Натыкаясь на непонимание и испытывая при этом невеселые чувства, я недоумевала, почему у меня раньше все было совсем по-другому. Накапливалось разрушительное раздражение, которое выливалось в слезы или выяснение отношений. Я не могла даже внятно выразить словами и объяснить
свое настроение, предполагая, что человек сам может догадаться как мне плохо. От этого становилось еще горше. Если изредка я общалась с друзьями, уныние и безысходность звучали в моих словах, и грустные глаза выдавали мою подавленность. Внешне моя жизнь казалась всем благополучной и устроенной. Не было видно той боли, которую я несла в своем сердце, словно она поселилась во мне надсадным нарывом. Поэтому делиться переживаниями и рассказывать, кому бы то ни было о том, как мне плохо, не хотелось. Затянувшаяся депрессия держала мои нервы накаленными, и болячки липли ко мне нещадно. В круговороте жизни, становилось все сложнее противиться напастям. Я старалась приспособиться к обстоятельствам, в которых оказывалась, использовала для этого весь свой потенциал и стремление к выживанию.

Я уже не сидела в седле, успевая за временем, а лихорадочно удерживала его за хвост и волочилась по пыльной дороге своих переживаний. Теряя силы и обдирая душу, я уже почти примирилась со своим положением и вязла в отрицательных чувствах. Перемены в моей жизни наступили как раз в тот самый момент, когда казалось, что нет никакого выхода. Я встретила людей, которые помогли посмотреть на жизнь по-другому. Научили по-другому мыслить и воспринимать действительность, по-другому относиться к себе и к другим, тем самым, исцеляясь не только от душевной, но и от телесной боли. Избавляясь от страданий, осознавая их первопричину, я приобретала бесценную возможность возвращаться без обид в прошлое и без страха заглядывать в будущее. Осмысливая свой жизненный путь, понимая из каких образов выстраивались мои тупиковые ситуации, мне удалось пересмотреть многие свои ошибки и заблуждения.
Выпавшая на мою долю серьезная автомобильная авария послужила тому катализатором, прояснив до конца всю ценность человеческой жизни. Мне уже не пришлось годами выздоравливать и мучительно страдать физически и морально. Встряска, которая произошла со мной, помогла найти наикратчайшим путем способ для преодоления трудностей за очень короткий срок. Мое сознание полнится новым опытом, приобретенные навыки помогают спокойно и без суеты находить выход из самых затруднительных ситуаций. Словно то время, которое я упустила, запутавшись в лабиринте проблем, возвращается ко мне открывая новые возможности пережить снова самые прекрасные чувства.

[СКАЧАТЬ ПОЛНОСТЬЮ]

04.08.2005


Смотрите также:
Индивидуализированная химиотерапия туберкулеза легких,   Острый панкреатит,   Избыточный бактериальный рост в кишечнике: патогенетические особенности и лечебные подходы,   Гомеопатическая терапия больных открытоугольной глаукомой,   Найдена вакцина против рака шейки матки.
Интересные факты:
Эффективность витаминно-минеральных комплексовс точки зрения взаимодействия микронутриентов
Евгения Валерьевна Ших Докт. мед. наук. Институт клинической фармакологии ФГУ “НЦ ЭСМП” Витаминотерапия сегодня — это не только профилактика гиповитаминоза, но и неотъемлемая часть фармакотерапии многих заболеваний. Правильный выбор препарата, его дозирование часто являются проблемой для специалистов. О возможностях коррекции витаминной недостаточности с помощью витаминных препаратов
Эпидидимит
Иногда эпидидимит бывает осложнением общего инфекционного заболевания - гриппа, пневмонии, ангины или какого-то другого. Но чаще всего эпидидимит возникает при хроническом воспалительном заболевании мочеполовых органов - уретрите, простатите, везикулите. Появлению эпидидимита часто способствует травма мошонки, промежности, таза, а также все те факторы, которые способствуют застою крови в малом та
Экспериментальное обоснование применения отечественных эндопротезов в амбулаторной герниологии
Нетяга А.А., Бежин А.И., Жуковский В.А., Липатов В.А. г. Курск, г. Санкт-Петербург www.drli.h1.ru 
Сладкие заблуждения
Больных диабетом принято жалеть и желать им поскорее приспособиться к их бедственному положению и запрету не есть глюкозу и сахарозу. А сам сахар – сахарозу, дисахарид, состоящий из остатков глюкозы и фруктозы, – окрестили «белой смертью». Хотя «белая» – это не совсем верно, поскольку сахар бывает и бурым. Да и насчет «смерти» несколько преувеличено: страшен не сам сахар, а его количество.
И о смерти с детьми говорите
ВСТУПЛЕНИЕ Задумывались ли вы когда-нибудь, как говорить с детьми о смерти? Для большинства это очень трудная задача. Но смерть это неизбежный факт нашей жизни. Нам и нашим детям необходимо принять его. Если мы хотим им помочь, мы должны показать им, что говорить о смерти возможно и допустимо.

 


© 2005-2017 www.medband.ru, написать письмо
'Зеркальная спираль'
Медицина от А до Я. Заболевания. Симптомы.
Rambler's Top100